КАТЯ

2016, Канны

Лазурный берег. Собственный дворец. Четырехпалубная яхта, которую Катя Снегирева, женщина, чье имя давно превратилось в бренд, упорно называет «семейной лодкой». Кстати, на этой «лодке» она вместе с мужем, дочерьми, шкипером и прислугой в прошлом году обошла весь Карибский бассейн. В гараже красный Порше кабриолет на каждый день и черный Роллс-ройс Фантом на случай непогоды. Роскошь, от которой у обычного человека кружится голова.

Вова Пилягин, корреспондент Четвертого канала, едва не споткнулся, когда, наконец, увидел хозяйку перед собой. Катя оказалась совсем не такой, какой он себе ее представлял. Белое хлопковое платье, босоножки без каблука и минимум косметики. Вова пытался угадать, красит ли она волосы или этот чудесный светло-золотистый цвет и впрямь царский подарок природы. Из украшений – только жемчужные серьги. В ней не было ничего чересчур броского, и в то же время чувствовался класс. Пожалуй, топ-модели действительно не бывают бывшими.

Он, матерый московский папарацци, просто стоял и разглядывал хозяйку виллы, пока оператор, стокилограммовый Женька, менее чувствительный к женской красоте, настраивал камеру и устанавливал остальное оборудование.

-Куда мне лучше сесть? – живо спросила Катя.

-Начнем, пожалуй, здесь, — выдохнул Вова. – На веранде, за столиком.

Женька тем временем яростно вращал глазами (хорошо хоть пальцем у виска не крутил), и Вова вспомнил, наконец, что пора вешать «петли» — миниатюрные микрофоны и себе, и героине документального фильма.

-Вы позволите?

Катя кивнула, и Вова прицепил микрофон к лифу ее платья у самого выреза. Нет, это все-таки самая шикарная работа на свете! Такие моменты стоят того, чтобы пять лет учиться на журфаке.

-Если все готовы, можем начинать, — подал голос из-за камеры Женька, явно стараясь скрыть усмешку.

-Мотор! – скомандовал Вова и глубоко вздохнул. Все, теперь он «включился». Работа всегда успокаивает. И уже не важно, кто перед ним – президент или топ-модель. Или даже все сразу.

Пауза десять секунд. Пошла запись:

-Это сейчас у Екатерины Снегиревой, создательницы собственного бренда, президента компании «Снегирь», которая, как известно, занимается дистрибуцией фэшн-продуктов, всего много. А когда-то, в далекие девяностые этой красивой женщине пришлось расстаться на долгое время с дочерью от первого «русского» брака и отправить ее к родным в Москву, потому как в чужой тогда еще Италии зарплаты портье еле-еле хватало на аренду жилья. На завтрак, обед и ужин ежедневно были рис и вода. Эффектная девушка, модель, молодая Снегирева пошла по пути наибольшего сопротивления — она решила «сделать себя» сама. Желание быть свободной, расти и развиваться толкнуло Екатерину на дорожку сурового бизнеса…

Катя слушала и не могла поверить, что это происходит с ней. Продюсеры Четвертого канала несколько месяцев уговаривали на это интервью. Она долго отказывалась — хвастаться своими успехами казалось таким глупым. Настоял Франсуа – убедил, что съемка необходима для бизнеса. Муж собирался открывать филиал в России.

И вот теперь Катя сидела на террасе с видом на море, пила кофе из изящной фарфоровой чашки и слушала, как Вова Пилягин, лицо канала, человек, которого узнают даже здесь, во Франции, говорит о самых трудных для нее временах.

Мысли сами собой неслись в прошлое. Она вспоминала ту маленькую гостиницу, где останавливались русские челноки. Понимала ли она, что стоит у истоков грандиозного бизнеса? Нет, просто делала что могла. Знала ли, что сколотит состояние? Конечно, нет, просто пыталась заработать на хлеб для себя и дочери.

-«Хождение по углям» — так Екатерина Снегирева называет первые пять лет своей бизнес карьеры, — вещал тем временем Вова. У него на любой случай было готово меткое словцо.

Да уж, по углям – это точно. «Или посадят, или как-то прорвемся» — говорила она тогда.

Прорвалась. Да так, что в конце девяносто девятого года Катя Снегирева положила на счет в банке свой первый миллион долларов и тут… она встретила Франсуа.