Лето выдалось удачным для Бори – из двенадцати девчонок, которых он привез с собой, осталось всего три. В том числе и Лиза.
Она была на грани отчаяния. Разобрали почти всех. Правда, в основном в качестве временных любовниц, но даже месяц пожить на яхте с богачом – шанс остаться, зацепиться.
Считать себя товаром было не обидно, Лиза уже успела к этому привыкнуть. Обидно было бы стать залежалой, уцененной вещью, которую даже со скидкой никто не берет. Значит, нет на нее спроса среди миллионеров, потому что если бы была малейшая возможность продать, Боря давно бы продал. Лиза это хорошо знала.
Олег сделал Марине предложение, и они улетели в Москву готовиться к свадьбе. Перед отъездом Марина позвала Лизу на яхту к своему жениху и долго рассказывала, как она счастлива, хвасталась одеждой и драгоценностями и клятвенно обещала и Лизу тоже пристроить – за кого-нибудь из друзей Олега. Лиза делано улыбалась и отчаянно пыталась не завидовать.
Не завидовать. Не завидовать. Не завидовать и хоть как-то смириться с мыслью, что ее никто не выбрал. Значит она – неликвидный товар? Как же так? Ведь на улице все шеи сворачивают. Ведь и титул есть, для придирчивых. Ведь многие пристроенные девочки и рядом не стояли.
Что теперь? Теперь по приезду в Москву Бергман добавит ее в черный список и забудет, как зовут.
-Да ладно, не парься, — сказал Боря за завтраком, явно наслаждаясь ее отчаянием. В нем доброта странным образом смешивалась с изощренным садизмом. Такой это был человек. – Я тебя и не предлагал никому пока. Так, если б кто сильно заинтересовался из миллиардеров и тройную цену отвалили – отдал бы, конечно. Но специально – никому. У меня на твой счет другая идея. Ты поможешь Боре выйти на новый уровень. Доказать, что я продаю не проституток, а принцесс.
-Спасибо конечно, но я что-то ничего не понимаю. Какой такой особый план? Зачем ты тогда меня по клубам столько времени таскал?
-Клубы – это не твое, — замахал руками Боря. – В клубе что надо? Ноги подлиннее, грудь повнушительней. Даже лицо особо не принципиально. Я не говорю уж там кожа, руки – это мелочи. Зато этот тип девчонок здесь нарасхват. Видишь, разобрали как быстро? Тебя я для другого мероприятия брал. А по клубам таскал за компанию. Не гнить же тебе в отеле.
-Спасибо за заботу! А предупредить не мог? А то так и комплекс неполноценности нажить недолго.
-Не смеши! Тебе до комплекса неполноценности как до луны. А спесь сбить не помешает. Олигархи страсть как заносчивых не любят. Так вот, рыба моя, на тебя надо при свете дня смотреть. Мужики должны понимать, что тебя хоть сейчас бери и выводи в свет, под прицелы камер и фотоаппаратов. Ты красивая, воспитанная, образованная, а это дорого стоит! Гораздо дороже, чем рабочая клубная кобылка. Сегодня поедите с Алисой за платьем. Завтра бал.
После завтрака Алиса с деловым видом усадила ее в арендованный джип и повезла за покупками. Начали, конечно, с платья. Уже потом под него подберут туфли и аксессуары.
Лиза представляла себе что-то снежно-белое, в стиле американских балов дебютанток. И попыталась убедить в этом Алису. Но помощница сводника не поддалась.
-Белое себе купишь, когда замуж будешь выходить. А тут надо выделиться, подчеркнуть твою индивидуальность. Боря сказал – зеленое.
В итоге они сторговались на темно-изумрудном платье с длинным шлейфом. Лизе казалось, что оно даже немного похоже на тот наряд, который ее любимая Скарлетт О`хара сшила из портьеры, когда отправилась просить денег у Рэта Батлера. Отчаянный характер и зеленые глаза дополняли сходство. Вот только волосы у Лизы были огненно-рыжими.
На следующий день Алиса отвела ее в СПА. На балу нужно было выглядеть на все сто. На то, чтобы придать своим подопечным товарный вид, Боря Бергман никогда не жалел денег, сводник предпочитал экономить на жилье и такси.
Обертывания с шоколадом и морскими водорослями, массаж, хамам и ледяной бассейн. Кажется, даже Баба Яга помолодела бы здесь лет на двести и превратилась в прекрасную царевну, что уж говорить о девятнадцатилетней мисс Магадан.
-Мне кажется, я не хожу, а летаю, — заявила она после всех процедур.
Алиса удовлетворенно кивнула.
-Теперь легкий ужин и как следует выспаться. Как следует, поняла? Это приказ.
Лиза кивнула. Такой шанс дается только раз в жизни, и уж конечно, ее не нужно уговаривать.
Она заснула сразу, едва голова коснулась подушки. К этому не пришлось прилагать никаких усилий.
Утром был легкий завтрак. И кофе. И пенная ванна.
А потом все собрались, чтобы помочь ей одеться. Бывали в жизни Бориного агентства вот такие трогательные моменты, когда люди сплачивались, и на мгновение можно было решить, что они объединены каким-то невероятно важным делом. Что они коллеги. Команда. Семья.
Но уже в следующее мгновение Лиза вспоминала, что Боря готов продать здесь каждую. И каждая, в общем-то, не против.
Парикмахера и визажиста по такому поводу пригласили прямо в гостиницу. В качестве прически выбрали свободную косу, это позволяло подчеркнуть красоту и естественность длинных, натуральных, не тронутых краской волос. И, кроме того, позволяло сделать акцент на юном возрасте девушки. Макияж был идеальным – он сделал огромные зеленые глаза еще огромнее и еще зеленее, пухлые губы еще пухлее, румянец чуть более выраженным, и при этом остался незаметным.
-Ого! Нас так даже к всероссийскому конкурсу не готовили!
-Ну, ты сравнила, — хмыкнул Боря. – Но явно был польщен.
Лиза в последний раз критически осмотрела свое отражение в зеркале. Конечно, глобально Боря ничего менять не позволит, но вдруг забыли какую-то мелочь. Она взглянула и впервые в жизни пришла от себя в полный, абсолютный восторг. Приходилось признать, что еще никогда в жизни Лиза не была столь прекрасна. Да если бы она в таком виде появилась на «Мисс Магадан» у Катьки вообще не было бы шансов! Череп бы даже не заметил Снегиреву!
Боря довольно взглянул на нее, а потом повернулся к Алисе:
-Лимузин готов уже?
Помощница кивнула.
-Ну что ж, карета подана, прошу всех вниз!
-Зачем нам лимузин, тут и так дойти можно, — выпалила Лиза.
-Эх, ребенок ты, ребенок. Еще над Мариной посмеивалась. Красоваться во Дворце Фестивалей будешь, к красной ковровой дорожке на лимузине подкатывать принято, усекла? Ты лучше, пока есть время, потренируйся из него вылезать, ясно?
Посмотреть на это собрались все сотрудники маленького отеля. Лиза подумала, что даже для них, ко всему привыкших за время службы на Лазурном берегу, зрелище, должно быть, занятное.
Минут пятнадцать у подъезда их скромной «трешки» дама в элегантном костюме учила безумно красивую, похожую на диснеевскую принцессу девушку правильно выходить из лимузина. Три длинноногие русские модели наперебой давали советы, а забавный коренастый мужичок в клетчатой кепке что-то бурчал под нос.
Наконец, Лизу усадили на заднее сидение, и лимузин тронулся, плавно, как большая парусная яхта при попутном ветре. Лиза смотрела в окно, на роскошные машины и загорелых людей и чувствовала себя принцессой Дианой и герцогиней Кембриджской одновременно.
Ехать совсем недалеко. Вот он уже, знаменитый Дворец Фестивалей. И красная дорожка, по которой шагали, должно быть, все мировые кинозвезды. Вот толпы репортеров с камерами и фотоаппаратами, под прицелом которых Лиза окажется через секунду.
Так… теперь вздохнуть глубоко и шагнуть на красную дорожку.
Здесь, в свете софитов, она могла блеснуть, наконец, своей красотой в полной мере. Сверкающие, точно огненные, волосы, зеленые глаза. Она привлекла к себе всеобщее внимание сразу, как только вышла из лимузина.
Вокруг было множество красивых женщин, они все буквально выглядели так, будто только что сошли с подиума. Но остальные модели на сей раз меркли рядом с прекрасной Елизаветой.
Да, это вам не ночной клуб.
Лиза прошла по дорожке точно как учили — выдержав вспышки и даже не моргнув. Что-то соврала корреспонденткам про свой наряд и, наконец, оказалась в банкетном зале.
На первый взгляд все здесь соответствовало законам жанра: длинноногие модели пачками вешались на отдельных мужчин, очевидно, самых богатых. К счастью, у Бори был другой подход к бизнесу, поэтому Лизе ни на кого вешаться было не надо. Она, с достоинством английской королевы, заняла свое место за столиком.
Ну что ж, Лиза без Бергмана теперь ни на кого даже не посмотрит. Нет уж, хватит с нее самодеятельности! Белозубые капитаны чужих яхт пускай проплывают мимо. Сегодня ей предстоит встреча с миллиардером и Лиза к ней полностью готова!
На сей раз Боря и фотографию показал ей заранее и досье клиента выдал. Лиза была во всеоружии.
Граф был похож на хищную птицу, причем в жизни гораздо больше, чем на фото. Высокий, орлиный профиль, цепкий взгляд, чуть сгорбленные плечи –так вот ты какой, неведомый зверь, дворянин и миллиардер.
Сперва он ничего не говорил. Только смотрел на Лизу. Смотрел долго, внимательно, оценивающе. Смотрел так, что от одного его взгляда по спине бежали мурашки.
Он будто прикидывал, подсчитывал в уме – стоит она тех денег, которые просит Боря или все же не стоит? Может, и не стоит пока покупать, а лучше подождать, посмотреть еще, вдруг появится экземпляр интереснее.
Лиза чувствовала себя породистой лошадью. Но она вовсе не стыдилась этого нелепого аукциона, напротив, под этим пристальным взглядом она лишь старалась занять как можно более выгодный ракурс.
Потом он задал ей несколько вопросов на французском. Голос звучал спокойно и бесстрастно.
Он поинтересовался, где она учится и какие изучает дисциплины. Поинтересовался, кем работают ее родители, и было непонятно, действительно ли это было для него важно или просто знание языка проверял.
Боря ничего не сказал ей о намерениях графа, хотя, как правило, он часто предупреждал девчонок – ищет клиент жену или любовницу.
Лиза искренне надеялась, что даже очень богатый человек не станет выкидывать кучу денег за развлечение на время отпуска на Лазурном берегу. А то, что Бергман запросил дорого, много больше обычного, было очевидно по тщательной подготовке. Боря и сам не скрывал, что надеется с помощью графа войти в еще более высокие круги, где он сможет поставлять жен и любовниц уже не миллионерам, а миллиардерам, и даже, может быть, президентам — самым богатым и влиятельным людям мира.
Граф пригласил Лизу танцевать. Они кружились в волшебном вальсе среди длинноногих моделей и пьяных русских бизнесменов с красными лицами. Николя был твердым, как скала, и Лиза не позволяла себе расслабиться. Каждый жест, каждое ее движение были тщательно продуманы. Все в строгом соответствии с рекомендациями Бори и Алисы. Она знала, что сейчас, во время этого вальса решается ее судьба. Сейчас, а вовсе не на вступительных экзаменах в Академию, как думала мама, и даже не на конкурсе «Мисс Магадан». Сейчас ставки высоки как никогда. Либо графиня, либо заурядная московская студентка. Лиза просто хотела сделать все от нее зависящее.
Одна мелодия сменяла другую, а они все танцевали. Сердце бешено колотилось. Наконец все с тем же бесстрастным выражением лица граф взял ее за руку и увлек за собой, прочь из зала.
Он целовал ее на балконе, под ночным небом Канн, в котором то и дело вспыхивали фейерверки. Там, внизу были яхты. Их хозяева пили на палубе вино, но сейчас для Лизы это не имело значения. Она была в объятьях графа. Самого что ни на есть настоящего. С замком и родовым поместьем.
Краем глаза она заметила в дверях балкона Борю. Но на сей раз он не злился. Бергман улыбался и показывал ей большой палец — он впервые был Лизой доволен.