В большом заснеженном городе, посреди гудящих пробок и небоскребов, в серой блочной пятиэтажке, на последнем этаже жил мальчик Вася со своей мамой. Окна их единственной комнатки выходили на угол соседнего дома. И каждое утро, просыпаясь и засыпая, Вася видел этот угол. Утром мама отводила мальчика в детский сад, а вечером забирала. По ночам мама работала – она была портнихой. Чтобы не будить сына, строчила платья для богатых клиенток на крохотной кухонке. Только Вася все равно слышал, как трещит машинка. Но он привык к этому стуку. Машинка будто сообщала: «Мама здесь, рядом. Можешь спокойно спать, малыш».
Мамины клиентки говорили, что она шьет даже лучше, чем Парижские кутюрье. Кто такие эти кутюрье Вася не знал, но когда тети приходили забирать свои наряды, они становились в них похожими на сказочных принцесс, улыбались (делаясь от этого еще красивее) и долго крутились перед большим зеркалом в прихожей. Зеркало – единственное, что было большим в их с мамой мире.
По выходным Вася с мамой выходили гулять в маленький дворик на детскую площадку. Дворик был темным, солнце заглядывало сюда редко, потому что со всех сторон площадка была заслонена домами, сквозь которые лучам не пробиться. Кроме этого дворика Вася с мамой никуда не ходили, потому что у мамы не было сил – ведь она работала каждую ночь.
Приближался новый год. В окнах квартир появились снежинки и гирлянды, а некоторым малышам папы даже приносили пушистые если. У Васи в садике елка была искусственной. Зато они с воспитательницей готовили самый настоящий новогодний утренник, и Васе досталась роль пирата. Все вокруг ждали праздника. Но мама ходила грустная. Вася слышал, как она шептала тете Лене по телефону, что в этом году не на что даже купить фруктов ребенку на праздник. И что Вася никогда не видел моря. На самом деле Вася видел море несколько раз – его показывали по маленькому телевизору.
Однажды мама уехала отвозить платье на дом какой-то очень-важной-тете и вернулась с подарком. Если мама куда-то уезжала, она обязательно привозила подарок. Маленькую машинку. Конфету на палочке. Или даже апельсин.
Но сегодня мама подарок не показала. Она сказала, что Вася все увидит утром, как только проснется.
-Главное, ни в коем случае не ходи пока за шкаф. Если заглянуть раньше времени, волшебство может сработать неправильно.
С виду волшебный сюрприз был похож на обычный рулон бумаги.
Ночью мама положила Васю спать на свою кровать, а сама не пошла строчить платья на кухню, а стала возиться в углу за шкафом, где стояла Васина маленькая кроватка.
Но Вася не спал, а только притворился спящим. Мама возилась долго, а потом легла рядом с ним. Скоро она уснула, и тогда мальчик потихоньку соскочил с постели и отправился прямиком за шкаф. Чтобы было не страшно, он схватил со стола мамины портняжные ножницы. Они были очень острые, и с их помощью, в случае чего, можно запросто победить любого злодея.
Шагнув за шкаф, он споткнулся от неожиданности и едва не выронил ножницы. На стене рядом с кроваткой, где раньше были их старые выцветшие обои, теперь выросли огромные пальмы от пола до потолка, которые раньше он видел только в их маленьком телевизоре. За пальмами была полоска белоснежного песка, а дальше шумел и переливался голубой океан. На пальме сидела маленькая обезьянка.
-Привет! – сказала она.
-Привет! – поздоровался Вася. Он был очень вежливым мальчиком. – Я Вася. А как тебя зовут?
-Я не знаю, — растерялась мартышка. – Вот ты придумай мне имя!
-Давай ты будешь Марина! – предложил Василий.
-Давай, — согласилась обезьянка и легко перемахнула с пальмы к нему на плечо. – Ой! А что это у тебя?!
-Это мамины ножницы. Она говорит, что без них как без рук. Стой, ты куда! Отдай!
Но Марина уже схватила ножницы и поскакала с ними в сторону океана.
-Догоняй! – крикнула она мальчику.
Васе пришлось броситься за ней, ведь это были мамины любимые ножницы.
Как только он шагнул на песок, комната исчезла. Вокруг были только пальмы и песок. Светило яркое солнце и было очень тепло.
-Ма-а-рина! Ма-а-рина! Ты где?! – звал Вася, но маленькой обезьянки нигде не было видно.
Вместо нее появился большой попугай с разноцветными перьями и горбатым клювом.
-Пррривет, Ва-ася, — сказал он картавым голосом.
-Откуда ты знаешь, как меня зовут? – удивился мальчик.
-Я все знаю. Мне трр-риста пятьдесят лет.
-А ты не видел Марину? Она унесла мамины ножницы. А мама без них как без рук.
-Она отправилась к Верховному Вождю Палмляндии, ножницы нужны ему, чтобы сшить одежды для своих воинов.
-Но моей маме они тоже нужны. Если у нее не будет ножниц, нам нечего будет кушать.
Попугай призадумался.
-Хорр-рошо. Я помогу тебе Вася. Вот этот перрр-рстень укажет тебе путь вглубь остррр-рова к Верховному Вождю. Но знай: наш Вождь очень опасный человек.
С этими словами попугай снял с одного из своих когтей перстень с изумрудом и надел его Васе на пальчик. Волшебный перстень тут же стал впору.
Из изумруда бил зеленый луч, который указывал дорогу.
Сначала идти надо было по горячему песку, чтобы не обжечь ноги, Васе приходилось скакать быстро-быстро. Потом луч привел его на маленькую тропинку между пальмами. И Вася шел среди диковинных растений. Здесь росли какие-то незнакомые фрукты, и даже встречались апельсины. Но Вася не стал их рвать, потому что торопился скорее вернуть мамины ножницы.
Потом тропинка пошла круто вверх и уперлась в скалу. Пришлось карабкаться. Вася думал, что вот-вот упадет, но потом подумал, что маме без него станет совсем грустно. Пропадет без него мама. Собрал последние силы, подтянулся и оказался на вершине.
Внизу, с той стороны скалы, была большая круглая поляна, а на ней – вигвамы аборигенов. Вигвамы и аборигенов Вася видел в детской книжке, которую читала ему мама. Из той же книжке он знал, что вождь – тот, у кого больше перьев.
У Верховного Вождя Палмляндии перьями были украшены волосы по всей длине, а они доходили до пят. Вождь сидел возле своего вигвама и шил из шкур и листьев одежду для своих воинов. Ножницы были у него в руках.
Тогда Вася громко свистнул, и Вождь от неожиданности выронил ножницы.
Мальчик схватил их и бросился бежать.
Но воины Палмляндии не зря считались лучшими на всем побережье Волшебного океана. Они догнали Васю, отобрали ножницы. Потом привязали мальчика к копью и принесли к Верховному Вождю.
-За то, что ты хотел украсть ножницы, я поджарю тебя на костре, — пообещал Вождь.
А Вася тем временем разглядывал лоскуты шкур и обрезки листьев, из которых Вождь собирался шить одежду для аборигенов.
-Зачем вам меня есть? Я маленький и худенький. Воспитательница в детском саду говорит, что я кожа да кости. Кожа невкусная, а кости вообще есть нельзя. Давайте я лучше помогу вам сшить форму для ваших воинов. Так у вас не получится.
-Действительно ничего не выходит, — согласился Вождь. – И это странно, ведь Магические Ножницы у теперь нас.
-Чтобы сшить одежду, одних ножниц мало, — со знанием дела сказал Вася. – Я часто помогал маме, и шить уже немного умею. – Надо будет сплести нитки из шерсти диких животных, сделать шляпы из соломы.
-Ну что ж, — сказал Верховный Вождь. –Если за ночь управишься, я отпущу тебя к маме.
Всю ночь Вася не спал, шил мундиры для армии Палмляндии. Он плел нитки из травы и шерсти. Делал иголки из рыбьих костей и острых палочек. Сплел воинам соломенные шляпы, чтобы тропическое солнце не напекло им головы.
К восходу солнца все было готово.
Верховный Вождь остался очень доволен, а аборигены прыгали от счастья и хлопали в ладоши, ведь теперь у них появилась одежда. Они вернули мальчику ножницы и дали с собой корзину с фруктами. Обезьянка Марина вызвалась проводить Васю в обратный путь.
-Ты придешь ко мне еще? – спросил он Марину, когда пришла пора прощаться.
-Конечно. Я теперь всегда буду жить здесь, на пальме. Если хочешь знать, следующий год вообще мой – год обезьяны.
Когда Вася вернулся домой, мама еще спала. Он положил ножницы на стол, а корзину с фруктами поставил рядом. Пусть мама видит, что теперь у них есть фрукты для новогоднего стола.
С тех пор каждый день, засыпая и просыпаясь, Вася видел не угол дома напротив, а волшебную страну Палмляндию. А обезьяна Марина каждую ночь приносила ему апельсин и пару спелых бананов. По утрам Вася находил их на тумбочке, рядом со своей кроваткой.