-Как это у вас на флоте называется, штормовое предупреждение? – дядя Леша нахмурил пшеничные брови, чуть качнул головой и взглянул на мачту так, как, должно быть, смотрел только на свои капельницы. – Что делать будем?
-Уберем паруса. Больше ничего не остается, — серьезно ответил Димка. Похоже, они с дядей Лешей попали в переплет.
Димкина мама смеялась, что у нее в семье как в том старом анекдоте: «Прадед военный, дед военный, отец военный. Брат пианист проклят». Дядя Леша, конечно же, не был пианистом. Он был анестезиологом в городской больнице. И между прочим, хорошим. Коллеги настолько его любили, что как-то хотели даже выдвинуть на пост главврача, но ничего из этой затеи не вышло. Дядя был крепким и жизнерадостным, с копной золотистых волос. Димка обожал его с детства, он был не только дядей, но и крестным. И между ними давно установились особые отношения. Быть может потому, что своих детей у дяди Леши не было. Одно время Димка даже хотел пойти в медицинский. Спасать жизни и пить неразбавленный спирт. Но потом все же поступил в военно-морское училище. Дед дожил и был счастлив.
Зато большую часть отпуска курсант проводил с дядей. И всегда одинаково. Они отправлялись в путешествие под парусом. Каждый раз в новом районе. Свежий морской ветер, соленые брызги, палящие солнце, задушевные разговоры. Разве что-то может быть лучше?
На сей раз это была Индонезия. Стоило им отойти от берега, как подул этот подозрительный ветер. И усиливался с каждой минутой. Берег теперь уже был далеко. Слишком далеко.
-Если что — не барахтайся. Не трать силы, — строго сказал дядя Леша. –Дыши правильно. Вода тебя вынесет.
Димка кивнул, хотя и так все знал прекрасно.
Следующей волной сломало мачту.
Какое-то время Димка ничего не видел, все было размыто, должно быть от попавшей в глаза морской воды.
-Дыши, — просил дядя Леша. Он боялся, что Димка захлебнется.
Племянник не успел даже ничего ответить, их тут же накрыла очередная волна.
Когда вода схлынула, он почувствовал боль в животе. Деревянные осколки мачты ранили его. Он хотел их вытащить, но руки не слушались, и все плыло перед глазами.
-Сейчас, сейчас, — говорил дядя Леша. – Сейчас вытащу. Потерпи, ты же мужик.
Димки было больно, но он терпел.
Следующей волной лодку перевернуло.
Димка не знал, сколько времени он провел в океане. Но в конце концов прилив принес его к берегу. Там, на балийском берегу, под пальмами, стояла полицейская машина.
-А почему нет скорой? – спросил Димка.
-Мы приехали зафиксировать вашу смерть, — просто ответил полицейский. – Чудо, что вы выжили.
-А где дядя Леша?! – спросил Димка и почувствовал, как внутри все похолодело.
-Здесь я, здесь, — прогремело откуда-то сверху. – Очнулся, Димка! Вырезали мы твой аппендицит. Николай Иванович постарался – перетонит дело серьезное, промывать пришлось твои внутренности, но теперь ты в порядке. Сейчас Олечка тебя в палату отвезет. Ну, а как тебе анестезия?
-Выше всяких похвал, — устало улыбнулся Димка. –Мы были с тобой на лодке в Индонезии.